Новости

28
Октября
2017
Все новости

История «Шелка»: Второв

В последний выпуск нашей исторической рубрики речь шла о Гюбнере. Надо сказать, что он оставался директором фабрики до 72 лет, и только в 1887 году, за три года до смерти, Альберт Осипович покинул свой пост.

Шаги истории набирали темпы, всё былое стремительно уходило в прошлое, назревало новое время и новые заботы.

В начале бурного 20 века «гюбнеровская» фабрика оказалась в тяжелом положении. Пришел 1904 год — Русско-Японская война. Она принесла большие потери и неразбериху… Рынок сбыта тканей сузился, а революция 1905 года и вовсе испугала многих пайщиков, в том числе наследников Гюбнера — они уехали за границу.

До 1912 года производство не имело деятельного и здравомыслящего хозяина, но всё-таки при всех сложностях, фабрика оставалась лакомым кусочком и летом 1913 большую часть её паёв скупил Второв. Николай Александрович был сибиряком, его отец — крупнейшим оптовиком в Иркутске.

29419_600.jpg

Перебравшись в Москву и став владельцем «гюбнеровской» фабрики, Николай Второв не стал давать ей другое имя, сохранив дань уважения прошлому хозяину.

«Гюбнеровская» фабрика влилась в могущественную систему сбыта, объединившись с Даниловской мануфактурой и Товариществом Коншина. Такое объединение придумал Николай Александрович. Умения и энергии ему в итоге хватило, чтобы практически реорганизовать торгово-промышленную жизнь Москвы.

Однако время было очень непростое, три войны и две революции легли на плечи нашей страны за короткий срок — в первой половине 20ого столетия. Повсеместный недостаток продовольствия, снижение заработков обернулись массовым недовольством на фабрике в 1915 году. Среди начальства, в частности мастеров, было много иностранцев. Сохранилось воспоминание: «Пощады мы от них не видели. За малейшее нарушение просто выгоняли за ворота фабрики. Если тебя хотели уволить, то делали пометки красным цветом в рабочей книжке, устроиться куда-то снова было очень и очень трудно.»

Участие рабочих в Февральской революции 1917 года началось с забастовки. Выступления, демонстрации, меньшевики, эсэры, большевики… Неожиданно началась и Октябрьская революция, очевидец Бернацкий писал: «Мы, как обычно, набивали куба… И вдруг в цех явились молодые рабочие из других цехов и закричали, — кончай, мол, работать — революция, выходи все на улицу!» …Тридцать работников фабрики составили отряд Красной гвардии для борьбы с жандармерией и юнкерами.

В декабре 1917 Второв был арестован. От Совета рабочих к властям пришло письмо с просьбой об освобождении «хозяина». В прошении говорилось, что он, в отличие от большинства фабрикантов, не задерживал жалование. В конце прошения рабочие угрожали забастовкой, если Второв не выйдет на свободу, и его отпустили тем же вечером...

В то смутное время банкиры собрали чемоданы и поспешно покинули рубежи отчизны. А вот промышленники боролись до конца. Когда началась красногвардейская атака на капитал Второва убили.

Большинство иностранных специалистов уехало домой. Исключением был заместитель управляющего Жак Ченчик. Он пользовался уважением среди рабочих и, оставшись, возглавил фабрику, став её первым советским директором.

Сейчас в Московском шелке в честь Николая Александровича Второва названо 8 строение. Оно, как и все другие в квартале, будет хранить вечную память о человеке, посвятившем жизнь этим стенам.

… в следующую субботу продолжим историю.

пассаж второва.jpg